2014

2013

2012

2011

2010

2009

2008

Назад

Информация о преступлениях, совершенных грузинскими войсками в отношении детей в Южной Осетии в ходе грузино-югоосетинского конфликта

В ночь с 7 на 8 августа 2008 г. руководство Грузии развязало военную агрессию против Южной Осетии. С использованием тяжелой артиллерии, танков, систем залпового огня «Град» и бомбардировочной авиации грузинской армией был произведен многочасовой массированный неизбирательный обстрел жилых кварталов и объектов инфраструктуры столицы Южной Осетии Цхинвала и его пригородов, а также ряда других населенных пунктов. Этот заранее спланированный варварский удар был преднамеренно нанесен в ночное время с целенаправленным расчетом на поражение как можно большего числа мирных граждан и выведения из строя всей системы жизнеобеспечения населения. По данным югоосетинской стороны на 9 сентября 2008 г., которые до сих пор уточняются, число погибших составило 1492 человека, среди которых есть семьи с детьми, в том числе грудными и беременные женщины.

Ночные обстрелы Цхинвала со стороны Грузии участились в конце июля – в начале августа с.г. В этой связи некоторые семьи приняли решение вывезти детей на летние каникулы в другие районы Грузии, Россию. Вместе с тем, безусловно, многие дети остались в Южной Осетии. Число же тех, кто остался к моменту начала агрессии в Цхинвале и прилегающих районах, точно пока не установлено. Одних лишь школьников там оставалось не менее 500. Эти дети под шквальным огнем в течение трех суток вынуждены были находиться в сырых холодных подвалах в легкой одежде, без еды и воды. При попытке взрослых вывезти детей из зоны боевых действий они погибали и получали ранения на улицах города и за его пределами.

После захвата 8 августа значительной части Цхинвала и прилегающих югоосетинских населенных пунктов грузинские военные развернули циничную «охоту» на людей с целью их тотального истребления. По мирным гражданам велся огонь из танков, бронетранспортеров и стрелкового оружия, в том числе снайперами. Грузинская бронетехника намеренно давила людей, а части грузинского спецназа, методично прочесывая захваченные кварталы, забрасывали гранатами подвалы и развалины в расчете добить укрывавшихся там уцелевших и раненых. Прицельным огнем расстреливались кареты скорой помощи, пытавшиеся вывезти раненых из зоны обстрела по ведущей на север Зарской дороге. При этом грузинские артиллеристы заранее «пристреляли» эту трассу, заведомо зная, что по ней покидают город только мирные жители.

Прямыми доказательствами убийств детей в Южной Осетии, совершенных грузинскими военнослужащими, являются показания очевидцев, собранные и задокументированные правоохранительными органами Российской Федерации и неправительственным организациями.

Ниже приводятся лишь некоторые конкретные факты в отношении этих преступлений.

По свидетельству Ж.П.Сафоновой, её знакомая Марина Чочиева была хладнокровно расстреляна грузинскими военными в собственном автомобиле вместе с детьми и сестрой на Зарской дороге близ Цхинвала. Начало Зарской дороги - это открытая часть пути. Его держали под прицелом грузинские военные, зная, что по ней покидают Цхинвал только мирные жители. Здесь были подбиты десятки машин. Такие расстрелы беженцев приобрели систематический характер. При аналогичных попытках выбраться из горящего Цхинвала погибли Джуссоева Дина 15-ти лет и Джуссоев Аслан, 14-ти лет. Машину, в которой они ехали, обстреляли грузинские танки. Их мать выбросило взрывной волной из машины, а ее муж и дети сгорели заживо на ее глазах, там же от пули снайпера погибла 14-летняя учащаяся школы А.Шоназарова.

Здесь же, на Зарской дороге, погибли родители Валиевой Инны, 13 лет, и ее сестры Ирины, 15 лет. Дети остались на попечении бабушки и дедушки. Многие убитые, в том числе несовершеннолетние, заживо сгоревшие в уничтоженных грузинскими военными автомашинах, так и не были опознаны.

Убийства совершались в домах и на улицах. Так, в собственном доме в Цхинвале были застрелены Елбакиевы – мать с трехлетней дочерью. Зверский характер убийств, в том числе детей, совершенных грузинскими военными, подтверждают обезображенные тела жертв. Так, уже упомянутая Ж.П.Сафонова видела на улице обезглавленный труп мальчика с отрубленными ногами, а также обезображенные трупы шести женщин, отдельные части тел у которых отсутствовали. По показаниям свидетельницы Л.В.Биченовой, грузинские военные взорвали церковь в селе Дменис, в которой искали укрытия от бомбовых ударов старики, женщины и дети. Она видела также, как грузинский танк раздавил пожилую женщину с двумя детьми, пытавшихся спастись бегством. Из показаний М.С. Томаева следует, что грузинские солдаты расстреляли беременную женщину. Из показаний Р.И.Санакоева в г. Цхинвале у дома № 197 по ул. Ленина грузинские военнослужащие со словами: «Ее ребенок, когда вырастет, будет воевать с нами», - нанесли несколько ударов ножом беременной женщине, от которых последняя скончалась на месте.

Имеются и подтвержденные факты ранений, тяжелых физических увечий и психических травм детей в ходе варварских бомбардировок и обстрелов. Так, жительница Цхинвала В.К.Цховребова свидетельствует, что в результате обстрела с грузинской стороны её дочь Кристина (по фамилии мужа - Мирошниченко Кристина Александровна, 1992 г. рождения) получила осколочное ранение левой руки и живота, перенесла две операции и теперь нуждается в постоянном лечении. Она, как и её младшая сестра Виктория, 1994 г. рождения, испытала сильнейший посттравматический стресс; дети находятся в состоянии тяжелой депрессии.

Дети Южной Осетии пережили военный конфликт - сильнейшее психотравмирующее событие, вызвавшее различные формы психической дезадаптации, в том числе посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР).

Ребёнок может испытать психологический шок, даже если он был лишь очевидцем трагического события, а не непосредственным его участником. При этом сила его эмоций настолько велика, что все отлаженные механизмы психологической защиты оказываются нарушенными. У ребёнка исчезают ощущение защищённости, чувство уверенности в себе и в близких людях. О психических расстройствах своих детей вследствие бомбардировок и обстрелов, приведших к разрушению их домов, свидетельствуют и многие другие родители (Д.Т.Кабисова, С.В.Валиева, Я.Е. Ейхорст и др.).

Не меньшие психические травмы получили дети и подростки, ставшие свидетелями гибели своих родителей и сверстников или потерявшие родных и близких. Так, на глазах Э.Гучмазовой (14 лет) убили одноклассницу, подросток А.Бабилов потерял в Цхинвале мать и бабушку. Серёжа Качмазов, 12 лет, стойко выдержал все испытания, но мать не знала ответа на вопрос сына: «Нас сейчас будут расстреливать?». Она отвечала: «Всё будет хорошо, уже слышан грохот наших танков». Дети постарше спрашивали: «А умирать страшно?». Осталась в Цхинвале мама Изабеллы Цховребовой (12 лет). Ребенок страдает от навязчивых мыслей, страшных снов, чувства вины. Навязчивые мысли, страх потерять отца, страшные сны преследуют Зарину Газаеву (12 лет). Во время вооруженного конфликта она пряталась в подвале. Потеряла веру и утратила чувство безопасности Диана Джиоева (11 лет). Девочка из религиозной семьи не может понять, как «Бог мог такое допустить?».

Навязчивые мысли и звуки преследуют Аслана Вавилова. Ему слышится голос мамы, оставшейся в Цхинвале. Там же остались бабушка и тетя. Боится громких звуков Алана Чочиева (11 лет): «Кажется, что бомбят, хотя понимаю, что их здесь нет». Возвращаясь сегодня в свой город и в свои сёла, видя разрушенные дома, дети с новой силой переживают последствия страшных событий.

Специалисты свидетельствуют, что у 30 процентов детей наблюдаются изменения в поведении (агрессия, рассеянность, плаксивость, потерянность), невротические и соматические расстройства (повышение температуры тела, повышение мышечного тонуса, повышенная возбудимость, головные боли, боли в животе, энурез и т.д.), нарушения сна и аппетита, заторможенность, трудности с адаптацией.

Главная задача, стоящая перед специалистами - психологами в настоящее время, заключается в оказании экстренной психологической помощи детям Южной Осетии в преодолении пережитого стресса, страха одиночества, озлобленности.

При отсутствии своевременной квалифицированной психологической помощи у пострадавших детей может развиться хронический посттравматический стресс-синдром (ПТСС).

Департаментом воспитания, дополнительного образования и социальной защиты детей Министерства образования и науки Российской Федерации совместно с Министерством образования Республики Северная Осетия -Алания и Министерством образования Республики Южная Осетия формируются профессиональные команды педагогов-психологов для оказания психологической помощи детям, пострадавшим в ходе грузино-югоосетинского конфликта, а также для обучения психологов системы образования Южной Осетии навыкам такой работы с детьми и их родителями.

К 9 сентября 2008 г. получены уточненные данные о специфике посттравматического стрессового расстройства среди детей и в их семьях по группе населения на территории Южной Осетии и группе беженцев на территории Северной Осетии.

Специалистами из России проведена психокоррекционная работа с педагогами, родителями и детьми. Оказана методическая помощь педагогам и администрации школ по работе с учащимися, перенесшими психологическую травму.

Проведен краткосрочный курс обучения волонтерской группы (14 человек) из числа сотрудников Комитета по делам молодежи Республики Южная Осетия по вопросам оказания первичной психологической помощи пострадавшим. В настоящее время результаты сбора материалов обрабатываются.

В результате варварских обстрелов грузинскими военными населенных пунктов Южной Осетии подверглись разрушению детские больницы и родильные дома. В результате многие беременные женщины оказались без медицинской помощи в сырых подвалах, где провели несколько суток без света, газа, воды и пищи, следствием чего стали случаи младенческой смертности и родовых травм. Так, жительница г. Цхинвала Т.Я. Кабисова, находившаяся на 39-40 неделе беременности, после трех суток проведенных в подвале не смогла родить сама, а в результате вынужденной операции младенец появился на свет с увечьями головы. Задокументированы данные о смерти новорожденной Беченовой-Зенашвили Нино Васильевны, вызванной внутриутробной гипоксией вследствие нахождения её матери во время обстрела Цхинвала в течение трех ночей в подвале горящего дома рядом с трупами погибших.

Агрессия Грузии повлекла массовую эвакуацию мирных жителей Южной Осетии. Почти 35 тысяч человек, в том числе 10 тысяч детей, были вынуждены покинуть свои дома, найдя укрытие на территории Российской Федерации – в Республике Северная Осетия – Алания, Дагестане, Карачаево-Черкесии, Московской, Волгоградской и Ростовской областях, Ставропольском и Краснодарском краях.

Учитывая, что многие дома, где жили беженцы, разрушены, а их возвращение на родину в силу этого затруднено либо вовсе невозможно, следует ожидать, что нарушение права детей на жилье и вытекающие из этого последствия будут носить долговременный характер.

Такая же ситуация складывается в отношении права детей на образование. Из 50 средних общеобразовательных учреждений Южной Осетии большинство разрушено. В г. Цхинвале в день начала учебного года - 1 сентября 2008 г. - после срочных ремонтных работ при непосредственном содействии специалистов из России удалось открыть лишь восемь из 14 школ, остальные же восстановить пока не удалось, поскольку большинство из них разрушено до основания. В результате бомбежек и обстрелов, помимо г. Цхинвала, разрушены также школы в селах Хетагурово, Дменис, Сарабук, Тбет, Зар, Рустав Цхинвальского района, Дидмуха, Убиат, Мугут, Аркнет, Бекмар, Велит Знаурского района и Лениногор Лениногорского района. Учитывая, что дома подавляющей части беженцев также разрушены и возвращаться им некуда, большинство детей были вынуждены начать свой новый учебный год за пределами Южной Осетии.


2007