2014

2013

2012

2011

2010

2009

2008

Назад

Статья Г.Б.Карасина, статс-секретаря-заместителя министра иностранных дел России

Путь к миру в Закавказье лежит через Женеву

"Известия" 2 декабря 2008 г.


В середине ноября в Женеве состоялась вторая встреча по вопросам безопасности и стабильности в Закавказье. Важно сразу отметить: в тихом швейцарском городе идут не переговоры и не консультации, а именно дискуссии, позволяющие общаться абсолютно неформально и свободно. У общественности, политиков и журналистов возникает много вопросов об их содержании, целях, имеющихся проблемах и успехах. Постараемся разобраться в хитросплетениях этого процесса.

Смысл обмена мнениями - а в дискуссиях участвуют представители Абхазии, Грузии, Южной Осетии, России, США при коллективном сопредседательстве ЕС, ООН и ОБСЕ - состоит в том, чтобы попытаться выйти на совместные подходы к ситуации в Закавказье с учетом новых реалий, сложившихся после нападения Грузии на Южную Осетию, и, по возможности, на приемлемые для всех государств региона правила игры на будущее. При этом главной задачей любых контактов по Закавказью конечно же остается обеспечение и поддержание стабильности и безопасности в этом районе.

Сухум и Цхинвал - равные партнеры

Важно, что в ноябре участникам дискуссий совместно удалось преодолеть протокольно-процедурные барьеры, инициированные грузинской делегацией с целью принизить статус абхазских и югоосетинских партнеров. Представители Сухума и Цхинвала на равных принимали участие во всех встречах и обсуждениях. Конечно, совсем без коллизий не обошлось: грузинская делегация все же притащила с собой в Женеву таких сомнительных политиков, как Санакоев (назначенный Тбилиси глава "временной администрации Цхинвальского региона"), Парастаев (осужден югоосетинским судом за уголовные преступления на территории республики) и Акишбая (глава абхазского "правительства в изгнании"). Представители Сухума и Цхинвала публично дали жесткую отповедь этим "фантомам прошлого", раскрыли для международных участников дискуссий их истинное политическое лицо. Несмотря на подобные "уловки", второй женевский раунд удалось провести в достаточно конструктивной и, главное, предельно рабочей атмосфере, сосредоточившись на действительно практических вопросах обстановки в регионе, требующих срочного решения.

Результативному проведению "Женевы-2" во многом способствовали беседы президентов Абхазии и Южной Осетии с сопредседателями дискуссий в первой декаде ноября. Эти контакты фактически прорвали международную блокаду новых закавказских государств.

Грузия снова концентрирует войска

В соответствии с договоренностями Дмитрия Медведева-Николя Саркози повестка дня женевских дискуссий разбита на два блока вопросов. Во-первых, ситуация в области безопасности. Во-вторых, положение беженцев. Для их обсуждения были созданы две рабочие группы. Именно в них на ноябрьских встречах и развернулась открытая полемика.

В группе по безопасности накал эмоций был весьма высок, что в общем-то объяснимо. Тем не менее никто не отрицал, что напряженность в зонах, прилегающих к Южной Осетии и Абхазии с грузинской стороны, по-прежнему остается на неприемлемо высоком уровне и требует принятия срочных мер по деэскалации.

Прежде всего большого внимания требуют действия грузинских военных в приграничных к суверенным Южной Осетии и Абхазии районах. Там отмечается новая концентрация грузинских сил. Причем не только сотрудников МВД: необходимость их присутствия в разумном количестве и с легким вооружением не отрицается, в частности, для борьбы с преступностью, захлестывающей постконфликтные приграничные территории. В эти районы прибывают с тяжелыми вооружениями также военнослужащие Минобороны Грузии, спецназа, чьи цели вызывают массу сомнений и подозрений. На грузино-югоосетинской границе созданы четыре полевых лагеря, в которых размещены более 500 полицейских, оборудованы 24 наблюдательных поста, что многократно превышает имевшиеся договоренности. Строятся новые фортификационные сооружения. Вблизи Ленингорского района Южной Осетии возводится новая грузинская военная база.

Тбилиси продолжает упрямо предъявлять претензии на этот исконно югоосетинский район. Складывается впечатление, что грузинская сторона не вынесла уроков из августовских событий и, возможно, лелеет некие надежды на реванш. Силовые структуры Грузии развертываются и на всем протяжении грузино-абхазской границы. Вновь активизируется спецназ, которому, помимо прочего, вменена задача воспрепятствовать возвращению в абхазскую Сванетию мирного местного населения, покинувшего Кодорское ущелье в ходе агрессии против Южной Осетии. Грузинская сторона демонстрирует активность не только на суше, но и в воздухе, продолжая направлять в разведцелях свои беспилотники и реактивные самолеты к местам расположения российских военных в Южной Осетии и Абхазии.

Как сделать эффективной миссию ЕС в Грузии?

Увы, продолжаются откровенные провокации с привлечением СМИ. Чего стоит хотя бы недавняя позорная затея с поездкой президентов Грузии и Польши на границу Ленингорского района Южной Осетии. Нужен был громкий скандал под камерами "случайно оказавшихся там" журналистов. Продолжение провокаций и фальсификаций остается отличительной чертой линии Тбилиси и препятствует серьезному разговору на встречах в Женеве. Примечательно, что соответствующие факты нашли подтверждение и в отчетах наблюдателей ООН и ОБСЕ, продолжающих исполнять свои функции в приграничных районах в соответствии с действующими пока старыми мандатами их миссий.

На этом фоне мы тем более заинтересованы в повышении эффективности Мониторинговой миссии ЕС в Грузии (ММЕСГ), которая была развернута в зонах, прилегающих к Южной Осетии и Абхазии с 1 октября нынешнего года. Пока суть работы ММЕСГ сводится лишь к информативно-мониторинговым функциям в отношении ситуации на приграничных территориях. В то же время согласно достигнутому на встрече Дмитрия Медведева и Николя Саркози 8 сентября пониманию Европейский союз недвусмысленно взял на себя гарантии неприменения силы со стороны Грузии. В этом смысле только "молчаливого отслеживания" за угрожающими перемещениями грузинских войск вблизи югоосетинских и абхазских границ будет явно недостаточно.

Российская делегация выступила в этой связи с набором конкретных предложений и инициатив по укреплению стабильности и безопасности в зонах, прилегающих к Южной Осетии и Абхазии. Прежде всего это заключение юридически обязывающих грузинскую сторону соглашений о неприменении силы против своих соседей, введение международного запрета на поставки в Грузию наступательных вооружений, создание прочного режима безопасности в приграничных к новым закавказским республикам районах Грузии. Такой режим должен включать в себя и демилитаризованные зоны в непосредственной близости от границ и зоны ограничения вооружений с калибром, скажем, до 85 мм, запреты на пролеты там летательных аппаратов, систему предупреждения новой опасной концентрации грузинских войск и иные механизмы по предотвращению агрессии.

Мы предлагаем задействовать имеющиеся международные инструменты - прежде всего уже развернутую вокруг Южной Осетии и Абхазии Мониторинговую миссию ЕС. Очевидно, что для результативной работы европейских наблюдателей необходимо эффективное сотрудничество, взаимодействие и обмен информацией как с российскими военными в регионе, так и с местными правоохранительными органами. Начатый в Женеве разговор будет продолжен 2 декабря в селе Эргнети. Цель - принятие свода правил взаимодействия между российскими воинскими контингентами в Южной Осетии и Абхазии и наблюдателями Евросоюза, размещенными в зонах, прилегающих к этим республикам. Это в интересах всех сторон.

Ленингорский район - югоосетинская территория

Было бы неправильно говорить, что в Женеве никаких претензий не предъявлялось. Они были. Другое дело, что носили они надуманный характер. К примеру, основное недовольство грузинской и американской делегаций связано с существующим на сегодня положением дел в Ленингорском (Ахалгорском - по грузинской версии) районе Южной Осетии, на контроль над которым претендует Тбилиси, и расположением российского наблюдательного пункта в селе Переви на востоке Южной Осетии.

Поясню. Образованная 20 апреля 1922 года Югоосетинская автономная область никогда за свою историю не меняла административных границ. Одним из пяти районов Южной Осетии был и остается Ленингорский, в котором до обострения грузино-осетинского конфликта в 1989 году соотношение грузинского и осетинского населения было примерно равным. В результате "горячей" фазы грузино-осетинского конфликта (1989-1992 годы) Тбилиси фактически подчинил себе Ленингорский район, переименовав его в Ахалгорский. Была назначена грузинская администрация и установлено хождение грузинской валюты (на остальной территории Южной Осетии основной валютой всегда был российский рубль). "Грузинизация" района привела к массовому оттоку осетин и изменению его национального состава (к 2008 году: грузины - 84%, осетины - 15%).

В ходе событий августа 2008 года боевые действия не затронули Ленингорский район, который, однако, покинули грузинские полицейские, представители администрации и часть грузинского населения. Для поддержания порядка там были размещены югоосетинские правоохранительные органы и российские воинские подразделения. Главой администрации был назначен осетин, его заместителем и руководителями трех отделов - грузины. Начался учебный год в 12 школах с грузинским языком обучения. Принимаются меры по социально-экономической реабилитации района, постепенно создаются условия для возвращения беженцев.

Таким образом, спор относительно территориальной принадлежности Ленингорского района не имеет под собой оснований. А вот недобросовестная игра вокруг этой неотъемлемой части Южной Осетии продолжается.

Все время звучат обвинения, связанные с размещением российского военного поста в селе Переви. Граница между Грузией и Южной Осетией проходит через село таким образом, что его большая грузинонаселенная часть остается в Грузии, а южная оконечность - в Южной Осетии. Именно там и размещен небольшой (до 30 человек) наблюдательный пост, который в интересах безопасности осуществляет контроль за дорогой из западной части Грузии. В то же время мы готовы совместно еще раз внимательно изучить все материалы, связанные с этим вопросом.

У наблюдателей есть четкие зоны ответственности

Представители США, Грузии, ЕС активно пытались также убедить участников женевских дискуссий в необходимости контроля со стороны ММЕСГ не только за внешними границами Южной Осетии и Абхазии, но и за внутренними территориями этих суверенных республик. Однако аргументов для этого, мягко говоря, недостаточно. Во-первых, договоренности Медведева-Саркози прямо говорят о размещении наблюдателей ЕС в зонах, прилегающих к Южной Осетии и Абхазии, и никак иначе. Во-вторых, надо посмотреть на цели присутствия международных наблюдателей. Их основная на сегодня задача - обеспечить безопасность югоосетинского и абхазского населения от силовых рецидивов грузинской стороны. Ни Цхинвал, ни Сухум не угрожали и не собираются угрожать грузинскому государству. В-третьих, прежние мандаты позволяют представителям ООН и ОБСЕ осуществлять свои функции на территории новых закавказских республик. Их, понятно, надо обновить с учетом новых реалий, но это достижимая цель. А ММЕСГ предстоит сосредоточиться на выполнении собственного мандата с грузинской стороны границ и реально вносить собственный вклад в дело стабильности в регионе. Мы хотим в этих вопросах больше четкости и понятности.

Для беженцев главное - достойно пережить надвигающуюся зиму

Вполне конструктивный разговор состоялся в Женеве в рамках рабочей группы по беженцам. Принципиально важно, что права беженцев на возвращение подтверждены при обязательном соблюдении принципов добровольности, безопасности и достоинства возвращающихся лиц. Нам известны случаи манипулирования этой проблемой. Циничные подходы здесь недопустимы - речь идет о живых людях, их судьбах. Практически все гуманитарные агентства поддержали наш тезис об упорядоченном возвращении как программе мер, а не как срочной акции, чреватой новыми межэтническими осложнениями. В условиях надвигающейся зимы чрезвычайно важно обеспечить всем беженцам цивилизованные условия проживания в местах их реального пребывания, а не муссировать эту тему в целях получения политических преимуществ. Именно такую позицию заняла Россия, приняв на своей территории - в Северной Осетии - Алании - свыше 30 тысяч беженцев из Южной Осетии во время грузинской агрессии, фактически в одиночку обеспечив их питанием, медикаментами, жильем, средствами первой необходимости.

Несколько слов о перспективах женевских дискуссий. Их конкретные сроки нигде не прописаны, поэтому будем определяться по практической полезности и целесообразности, не забывая и об иных существующих форматах обсуждения закавказской тематики - прежде всего в Совете Безопасности ООН. Там уже в середине февраля 2009 года предстоит непростое обсуждение проекта новой резолюции о судьбе миссии ООН в этом регионе. Если следующая встреча в Женеве, намеченная на 17-18 декабря, также пойдет в рабочем и конструктивном ключе, то будем стремиться к совместной выработке конкретных документов по стабилизации обстановки в Закавказье, укреплению там безопасности и доверия с обязательным учетом новых политико-правовых реалий в регионе. Хочется думать, что наши международные партнеры настроены на то же.


2007